Русский Русский

ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ

Никита Данюк о генезисе государственных переворотов

По тактико-техническим характеристикам "цветные революции" тесно связаны с иррегулярным, неконвенциональным типом войны. Их сочетание образует эффективную для заказчика "гибридную" стратегию. В случае возникновения затруднений с переходом ненасильственных протестов в "горячую фазу" могут быть использованы методы внешнего вмешательства для умышленной эскалации конфликта. Одним из таких инструментов являются действия "тайных снайперов", которые одновременно ведут скрытный огонь по силам правопорядка и толпе демонстрантов.

В одном из своих выступлений начальник генштаба РФ Валерий Герасимов подтвердил данный тезис, раскрыв его на примере ближневосточных событий. По его мнению, события "арабской весны" на пространстве Ближнего Востока продемонстрировали, что "цветные революции" при определенных условиях могут перерасти в широкомасштабные военные действия: "Показательными примерами этого являются события в Ливии и Сирии. В них ярко проявился адаптивный подход к применению военной силы, заключающийся в минимально необходимом скрытом либо открытом военном вмешательстве в ситуацию в зависимости от складывающейся обстановки". Например, на начальном этапе ливийского конфликта скрытое применение военной силы странами НАТО свелось к усиленной помощи оппозиции оружием, боеприпасами и материальными средствами. Впоследствии к действиям по свержение суверенного руководства Ливии присоединились натовские войска.

В Сирии благодаря военно-политическим действиям России частично удалось нивелировать угрозу открытого внешнего вмешательства иностранных акторов. Однако, как и в операции против Ливии ставка делается на постоянно пополняемый поток наемников и боевиков-радикалов, обеспечение антиправительственных сил крупными партиями вооружения и спецтехники, что пролонгирует нестабильность.

Существует несколько сценариев развития событий, которые могут быть изменены в зависимости от складывающейся на момент реализации госпереворота глобальной конъюнктуры и ряда субъективных факторов:

  • "Цветные революции" выступают в качестве самостоятельного деструктивного инструмента подрыва государства изнутри без задействования комплексной военной силы. Происходит незаконный захват власти под видом "ненасильственной борьбы", в то время как специально подготовленные политические экстремисты, блокируют административные здания и захватывают ключевые объекты инфраструктуры.

Наиболее эффективно реализация этого сценария происходит в тех странах (Грузия, Украина, Киргизия, Молдавия), где существует сеть прозападных и проамериканских неправительственных организаций и частных фондов.

  • "Цветные революции" выступают вспомогательным инструментом, дополняющим успешное применение военной (боевой) силы. Внешняя управляющая сила реализует насильственный сценарий захвата государственной власти путем задействования экстремистских, террористических и иных радикальных военизированных формирований, которые вступают в прямую конфронтацию с правоохранительными органами и военными структурами государства.

Как отметил Министр обороны РФ Сергей Шойгу: "Если сменить власть в стране не удаётся, то создаются условия для вооружённого противостояния с целью дальнейшего "расшатывания" неугодного правительства". Как правило, этот сценарий применяется в отношении тех государств, которые способны купировать полностью, либо частично деструктивные политические технологии на своей территории. (Сербия, Ирак, Ливия, Сирия).

Планы внешней управляющей силы по организации "цветных революций", при определенных условиях, могут дополняться мерами военного и полувоенного характера, особенно в случае отсутствия взаимного гарантированного ответа (например, как в случае с Сербией).

Вот как в работе самого Джина Шарпа планирование госпереворота маскируется под "демократическую смену режима": "В соответствии с оценкой ситуации, выбором средств и определением роли внешней помощи, разработчики генеральной стратегии должны создать общий набросок возможностей развития конфликта".

Общая условная модель организации госпереворота:

Моделируемая ситуация - попытка силового захвата власти в сочетании с "мягкосиловыми" компонентами.

Условный период - время наибольшей уязвимости политической системы: предвыборный период, переходный период, связанный со сменой (передачей) власти, а также искусственно инспирированный внутриполитический кризис (различные провокации в независимости от "привязки" к электоральному циклу).

Основная задача противников - свержение неугодного режима преимущественно "мягкосиловыми" инструментами, госпереворот, замаскированный под "народную революцию" - сочетание протестного потенциала гражданских масс и заранее подготовленных ударных ячеек "революции". Приход к власти на волне массовых протестов деструктивной оппозиции подконтрольной внешней управляющей силе, замена национально-ориентированной элиты прозападной (американской), десуверенизация государства и его разграбление.

Условный внутриполитический расклад - наличие противоречий в обществе, разрыв по линии народ - государственная власть, латентный внутренний конфликт (этнический, языковой, религиозный и тд.), социально-экономические трудности населения, массовые акции протеста, состояние войны; слабость (уязвимость) к внешнему давлению и к сопротивлению деструкторам изнутри, шаткие позиции политического руководства страны, наличие предателей из "5 и 6 колонн", готовых поддержать государственный переворот.

Предполагаемые действия противников (внешней управляющей силы и ее агентуры в виде деструктивной оппозиции внутри страны-мишени):

1) Под социально-экономическими и политическими лозунгами вывод на улицы гражданских масс и локализовать их в центральной части страны (города), где расположены ключевые объекты государственной инфраструктуры.

2) Подстрекательство гражданских масс к нарушению закона, призыв к "бессрочной" блокировке пространства, создание палаточного городка.

3) При помощи элитарных групп и предателей "в верхах" организация снабжения палаточного лагеря, создание альтернативных сил самообороны, координационных советов оппозиции.

4) Дискредитация силовых структур государства с целью нивелировать (военный) фактор и лишить государство-мишень силовой опоры.

В силу отсутствия широких возможностей у деструктивной оппозиции для противостояния с властью и силами правопорядка (состояние ассиметрии потенциалов), основной целью противника (внешней управляющей силы) становится сокращение "разрыва" в потенциалах противостоящих сторон за счет масштабного внешнего (международного) давления на государственную власть и силовые структуры страны-мишени. При успешном развитии событий военная мощь страны-мишени ("монополия" на силу) нивелируется нерешительностью, медлительностью отдачи приказов, антигосударственными решениями, скрытым саботажем и предательством в верхах.

Вокруг готовящихся протестных событий повышается активность иностранных резидентур, осуществляется выезд "на места" сотрудников диппредставительств, иностранных миссий и неправительственных организаций, проводится зондаж и оценка ситуации, выявляются слабые стороны в организации противодействия со стороны государства. Это необходимо для оперативного моделирования "цветного" сценария и координации действий деструкторов.

На "трибуне" протестной сцены появляются западные "эмиссары" - послы иностранных держав, экс-чиновники, сотрудники зарубежных миссий и неправительственных организаций, целью которых является воздействие на властные структуры страны-мишени (оказание давления, склонение к "неприменению" силы, предложение различных вариантов "выхода" из ситуации, вплоть до провокационных уступок (соглашение послов с Виктором Януковичем), а также поддержка оппозиции "на месте" (показные требования не ущемлять права и свободы демонстрантов, оправдание чинимых ими погромов и провокаций). С помощью своего высокого международного статуса и влияния они стремятся легетимизировать действия мятежников в нарушение норм и принципов международного права, вмешиваясь во внутренние дела суверенного государства.

США и их союзники используют тактику "двойных стандартов". Правонарушения в неугодных странах-мишенях выставляются как "демократическое волеизъявление" граждан, а действия по пресечению беспорядков со стороны законных властей маркируют исключительно как "ущемление прав и свобод". В то время как в самих США и странах Запада строго карается нарушение закона, особенно в период проведения массовых мероприятий.

5) Катализация протеста (искусственный "подогрев", "наркотизация" толпы, музыкальные концерты с приглашением знаменитостей), приказ "неизвестным снайперам" стрелять по мирным участникам митинга с обязательным возложением ответственности за гибель людей на действующую власть и правоохранительные органы.

6) Изоляция либо арест (ликвидация) легитимных государственных руководителей, борьба с силами правопорядка; силовой захват административных зданий и объектов инфраструктуры, пока не произойдет смена политического режима.

Протестный фундамент, используемый внешней управляющей силой:

1) Политическая слабость власти, постепенно теряющей контроль над общественно-политической и социально-экономической ситуацией в стране.

2) Раскол в правящей элите, создание контрэлиты с помощью оппозиционных элитарных фракций и деструктивной несистемной оппозиции.

3) Имущественное расслоение общества, усиливающееся социальное неравенство, появление справедливо недовольных широких народных масс.

4) Зависимость правящей политической элиты от западных стран в силу сосредоточения финансовых и прочих материальных активов, а также членов семей, проходящих обучение, либо проживающих заграницей.

5) Доминирование антигосударственных настроений в столице и других крупных городах страны.

Одним из главных катализаторов "цветных революций" выступает справедливое недовольство населения политикой действующей власти в результате социально-экономических проблем. В "группу риска" попадают страны с затянувшимся периодом экономического спада. Внешняя управляющая сила стремиться к тому, чтобы нанести ощутимый удар по финансово-экономическому сектору страны-мишени. Для этого задействуется широкий спектр мер финансово-экономического воздействия: нелегитимные международные ограничения, санкции, эмбарго, введение иных запретов.

США, прикрываясь благородной задачей "либеральной демократизации", сочетают военные механизмы борьбы с гражданскими с целью свержения неугодных политических режимов.

На Западе сумели извлечь геополитические выгоды из краха биполярной системы международных отношений и ликвидации антагонистического противостояния (капитализм-социализм). Вашингтон, почувствовав безнаказанность, стал форсировано наращивать военно-политическую мощь. После развала СССР и военно-политической структуры ОВД, выполняющей роль противовеса НАТО, воспользовавшись ослаблением России и периодом формирования новых контуров мирового устройства, США и их союзники стали безнаказанно вмешиваться в дела суверенных государств, под вывеской "распространения и укрепления демократии" были свержены многие неугодные политические режимы. Конечная цель западных стран во главе с США - смена режима в России, приход к власти управляемых прозападных сил, потеря суверенитета и тотальное разложение государственных институтов, параллельно сопровождаемое выкачиванием природных ресурсов из российских недр.

Ослабление существующего в советское время "жесткого" контрразведывательного режима позволили спецслужбам противника и связанными с ними иностранным неправительственным организациям расширить сетецентричную подрывную работу внутри России. Если ранее приготовления к государственному перевороту, как правило, происходили конспиративно на подпольном уровне, сегодня подготовка к "свержению режимов" происходит практически у всех на виду. Функцию проводников берут на себя многочисленные неправительственные организации, прикрывающие свою деструктивную работу вывеской "защиты прав человека". Как откровенно заявлял один из разработчиков известной структуры NED: "Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад делало ЦРУ".

События последних лет свидетельствуют о том, что деструкторы и их зарубежные кураторы все чаще берут за основу своей стратегии диверсионно-подрывные действия, "партизанскую" тактику борьбы при захвате власти, сочетая тем самым условную "жесткую" и "мягкую" силу.

Противодействие деструктивным антигосударственным силам осложнятся тем, что в навязанных противником условиях, приходится противостоять собственным гражданам, что деморализует власть и правоохранителей. На этом и делают акцент западные планировщики. Поэтому при купировании негативного сценария развития событий следует отделять провокаторов и боевиков в толпе от мирных граждан, вышедших выразить свое подчас справедливое недовольство относительно объективных трудностей и существующих в стране проблем.

Несмотря на многочисленные попытки западных планировщиков выставить госперевороты как следствие торжества технологий "ненасильственного сопротивления", именно силовая составляющая выступает в качестве главного фактора успеха всей операции. Боевые ударные отряды "революции" играют одну из важнейших ролей в ходе реализации деструктивных политических технологий.

Во-первых, без применения силового фактора невозможно захватить ключевые административные здания и объекты инфраструктуры - без этого не получится оказать серьезного давления на государственную власть. Очевидно, что одни лишь мирные методы в стиле шарповской тактики ненасильственного сопротивления, например, массовые протесты на площади, не помогут успешно реализовать сценарий государственного переворота. Деструкторы также пытаются запугать госслужащих с целью их "добровольного" отказа от применения своих властных полномочий. Без таких катализаторов как, например, агрессивные противоправные действия против правоохранителей, разгром магазинных витрин, было бы очень трудно поддерживать пассионарность толпы и в условиях повышенного психоэмоционального состояния протестующих искусно управлять ими.

Без предательства или саботажа органов правопорядка нельзя успешно реализовать ни один государственный переворот. Именно поэтому госперевороты в государствах, где силовой блок оказался на одной стороне с мятежниками или проявил пассивность, оказались успешными. Вовсе не из-за того, что протестующие смогли деморализовать правоохранителей "ненасильственными акциями сопротивления" и "гражданским неповиновением".

Всевозможные эпитеты "бульдозерная", "оранжевая", "розовая", "снежная", "тюльпановая", призваны придать насильственным противоправным действиям по свержению конституционного строя ореол революционной романтики. Не важно, в каком процентном соотношении исчислялось насилие при реализации госпереворота, сколько пострадало правоохранителей и простых мирных граждан, вышедших на площадь подчас со справедливой критикой в адрес власти, не важно, сколько выбито мятежниками стекол и сожжено зданий - на Западе запишут переворот как еще одну "мирную", "народную революцию", которая свергла ненавистный "недемократический режим".

 

Никита Данюк,
заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

Источник: Антимайдан