Русский Русский

ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ

Никита Данюк о государственных переворотах, политической агентуре и культурной гегемонии

Итальянский философ, политический деятель, а также руководитель итальянской коммунистической партии Антонио Грамши в двадцатых годах двадцатого века, будучи заточенным в тюрьме с 1926 по 1937 год, писал заметки о механизмах организации общества, науки, культуры и т.д., которые впоследствии получили название "Тюремные тетради". В них Грамши анализировал и дополнял идеи марксизма, используя опыт Великой октябрьской революции 1917 года и фашистского движения в Италии. Была создана новая теория реализации революции, учение о "культурной гегемонии", которая предусматривала бескровный характер смены господствующей власти. На основе этой теории в современном мире на практике реализуются многие проекты по демонтажу политических режимов или другими словами "цветные революции" и государственные перевороты. Новая революционная теория Грамши была актуальна не только для обществ индустриального типа того времени, но и для информационного общества, которое преобладает в наши дни. В основе упомянутой теории лежит не захват власти насильственным способом, в котором представители революционной молодежи становятся жертвами во имя каких-либо призрачных идей, а борьба за их умы, за их мировоззрение и ментальность. Это борьба носит неспешный и планомерный характер. Однако эффективность такой стратегии подтверждается наглядными результатами, которые становятся необратимыми для общества и государства. Антонио Грамши был убежден, что государство и его диктатура внутри общества опираются на "культурное ядро". Под "культурным ядром" итальянский философ подразумевал совокупность общественных достижений, включающих науку, искусство, организацию общественной и государственной жизни, традиции, обычаи и нравы, сформировавшиеся в обществе за определенный временной период. "Культурное ядро" - это комплекс мировоззренческих представлений о добре и зле, человеке и окружающем мире, отвратительном и прекрасном, традициях и предрассудках. До тех пор пока "культурное ядро" цельно и стабильно, угроза для существующей власти отсутствует. Однако подрыв "культурного ядра" становится фундаментом для реализации революционных событий.

Стратегия и тактика революций старого типа в корне отличается от стратегии и тактики революции, разработанной Антонио Грамши. Подрыв культурной гегемонии в его представлении - это революция нового типа, революция следующего поколения. В ее основе лежит не столкновение классов по Марксу, а постепенное и планомерное изменение общественного мнения и народных настроений, которое проецируется на сознании отдельно взятого человека. Такой тип революции не предусматривает применение насилия, поэтому и подавить такую революцию насилием невозможно. Революция по Марксу опирается на классы, революция по Грамши в своей основе опирается на индивидуума, его культуру и мировоззрение. А изменение государственного строя и всей политической структуры реализуется на последнем этапе. Подрыв культурной гегемонии в понимании Антонио Грамши - это постоянно действующий механизм, который с помощью постоянного выявления и использования в качестве инструмента форматирования общественного сознания трудностей и проблем в стране производит в умах людей переворот, но переворот не сиюминутный, а тотальный и непрерывный. В инструментарий такой революции входят книги, спектакли, статьи, радиопередачи, кинофильмы и множество других культурно - информационных механизмов, которые способны коренным образом переформатировать сознание отдельно взятого человека. При этом основным объектом культурной агрессии должно стать мировоззрение обычного человека, среднего обывателя, его повседневные мысли и суждения. Антонио Грамши был убежден, что политическую власть можно захватить только при условии предварительного захвата власти культурной. Государство поддается процессам эрозии и в итоге рушится в результате утраты культурного диктата над населением. Захвату власти и осуществлению революции "сверху" должна предшествовать культурная революция "снизу", тогда власть достанется революционерам без применения насилия и без особых усилий.

Форматирование и конечное изменение культурного ядра напрямую связано с контролем над средствами массовой информации. Кинофильмы и радиопередачи, газеты и журналы, а также театры, школы и университеты должны постепенно превращаться в инструменты реализации культурной революции. Однако для возникновения революционной ситуации нужна не только интеллектуальная агрессия, но и реальные действия, которые спровоцируют народ на осуществление сначала протестных акций, а потом на применение силовых и насильственных методов для захвата власти. Во внешнеполитических подходах США такая деятельность реализовывалась через скрытые механизмы спецслужб. ЦРУ выстраивало целую сеть "мягкосилового" влияния из иностранных граждан: "Эти люди обеспечивали ЦРУ прямой доступ к большому количеству газет и периодических изданий, десяткам пресс-служб и информационных агентств, радиостанций и телеканалов, коммерческих издательств книжной литературы, а также другие иностранные СМИ. Основной социальной группой, которая может стать локомотивом революции, Грамши считал интеллигенцию. Это наиболее слабая часть общества, которая подвержена внешнему давлению. При этом интеллигенция играет в обществе ключевую роль, именно интеллигенция конструирует общественные нормы и установки, потому что ее главная функция не интеллектуальный труд, а организация общества. Высшая прослойка интеллигенции, состоящая из теоретиков и идеологов, конструирует идеи и смыслы, остальная часть распространяет эти идеи и смыслы среди населения. Антонио Грамши пишет: "Интеллигенты служат "приказчиками" господствующей группы, используемыми для осуществления функций, подчиненных задачам социальной гегемонии и политического управления". В.И. Ленин также рассматривал интеллигенцию как слабое и неблагонадежное звено общества, а его соратник Л.Д. Троцкий поддерживал идею высылки интеллигенции заграницу: "...мы будем вынуждены расстрелять их по законам военного времени. Вот почему мы предпочитаем сейчас в спокойный период выслать их заблаговременно".

Интеллигенция является подлинно революционным классом в большинстве современных государств. В ней заключен главный источник оппозиции к правительству. Интеллигенция формирует культурные и политические установки и ценности. Она разрабатывает и пропагандирует доктрины новой культуры, руководит и направляет процесс революции на всех ее этапах. Крейн Бриттон в своей книге "Анатомия революции" пишет, что признаком "существенно нестабильного общества" является внезапное появление множества интеллектуалов. Именно такая интеллигенция создает систему воспитания новых поколений с раннего детства и во всех жизненных проявлениях. Подобная программа проводится на всех уровнях власти с помощью СМИ (телевидения, радио, газет и журналов), с участием авторитетных ученых, поэтов, артистов. СМИ - это осадные орудия в культурной революции. Успех обеспечивается полной блокадой той части интеллигенции, которая не согласна с программой. Революция, призванная подорвать культурную гегемонию, охватывает все сферы жизни государства - экономику, политику, идеологию, образование, спорт и т.д. В ходе такой революции используются все средства воздействия на людей - радио, телевидение, спецслужбы, различного рода конгрессы, религиозные и общественные организации. Используются любые поводы, любые болевые точки государства, любые человеческие слабости, национальные разногласия, религиозные противоречия, социально-экономические проблемы. Кто способен проводить такие революции? Страны, обладающие огромной экономической, идеологической и политической мощью, достаточной, чтобы мирным путем заставить другие государства сделать то, что необходимо. После разрушительной Второй мировой войны именно США вышли наиболее окрепшей державой как в экономическом, так и военно-политическом смысле, взяв курс на наращивание культурной гегемонии. Однако коммунистическое влияние, которое распространилось по разным уголкам мира, в том числе и среди европейской интеллигенции, не позволяло Вашингтону в полной мере осуществить задуманное. С целью ослабления роли Москвы был предпринят ряд шагов по созданию через специальные службы целой сетевой структуры влияния на интеллигенцию западных государств. В июне 1950 г. в Берлине открылся Конгресс за свободу в области культуры, который профинансировали США. На нем собралось 118 интеллектуалов из 20 стран мира. Главной целью для спонсора и основного организатора мероприятия являлось стремление повлиять на позиции интеллигенции левых взглядов. Посредством выстраивания постоянно функционирующей организации в виде Конгресса за свободу в области культуры, ЦРУ, в частности Отдел по работе с международными организациями, добивалось бы поставленных задач: "Этот отдел был создан в 1950 г. для координации скрытых операций в области культуры и образования в зарубежных странах, и его возглавлял Томас Браден. Директор ЦРУ А. Даллес поставил перед ним задачу по формированию лояльных в отношении США европейских интеллектуалов"

В дальнейшем программы, нацеленные на проникновение в европейскую элиту, расширялись, что находило отражение в увеличении уровня американского воздействия на государства, в том числе на выработку политических решений, например, таких как постепенные интеграционные процессы западных государств.В отношении СССР и стран социалистического блока были также выработаны специфические методы распространения культурного влияния. В конце 1950-х годов СНБ США принимает решение о поддержке демократических настроений в восточноевропейских государствах через распространение пропаганды: "Информационные программы были направлены на создание групп диссидентов, способных подорвать влияние правящей прокоммунистической элиты и спровоцировать восстание".

Таким образом, мы подходим к тому, что для возникновения революции необходим кризис. Подрыв культурной гегемонии не может возникнуть раньше, чем созреют объективные предпосылки. Культурный кризис проявляется, прежде всего, в том, что становится невозможным сохранить общество как единое и слаженное целое. Особенность кризисной ситуации заключается в том, что перед обществом встает не одна проблема, а огромное количество внутренних проблем и внешних трудностей. Они могут быть вызваны результатом различных экономических, культурных, социальных процессов, воздействующих на механизмы развития общества и сферу государственного управления. Трудности могут быть связаны не только с военной угрозой, но и с международными отношениями, а также необходимостью противостоять внешним угрозам, внезапным финансовым и экономическим кризисам. В начале 50-х годов подобная логика борьбы все больше приобретает реальные очертания во внешнеполитических подходах США. В частности, в директиве СНБ-68 указывалось: "Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушать иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах". В каждом конкретном случае соотношение внутренних и внешних факторов может меняться.

Условно революцию, основанную на подрыве культурной гегемонии, можно разделить на два этапа:

  • Первый этап - это захват культурной и политической власти в государстве. В современном мире культурная революция вначале происходит как совокупность сравнительно мелких преобразований внутри государственного аппарата, причем на высшем уровне (революция "сверху"). Если при этом происходит какая-либо борьба она не выходит за рамки государственного аппарата. Мероприятия, в совокупности осуществлявшие культурную революцию, постепенно сверху спускаются в низшие инстанции и охватывают всю систему власти.
  • На втором этапе происходит полное разрушение того культурного пласта, на котором держится "старое" государство (религия, образование, культура, идеология, семья и т.д.)

Обычно практически любая революция начинается как революция политическая, и смена власти ограничивается рамками существующей элиты. Но революция в результате подрыва культурной гегемонии отличается тем, что захват власти проводится целенаправленным внедрением культреволюционеров в органы власти, формирующие культурные и идеологические установки населения. Эта операция называется "молекулярная агрессия в ядро культуры". В современных высокоразвитых демократических государствах завоевать политическую власть можно лишь путем достижения культурной гегемонии с помощью руководимой интеллектуалами революционной перестройки общественного сознания. Суть такой революции заключается в захвате культуры, лишь затем она переносит действие на политику. Любая форма правления, не укорененная в культуре государства, обречена на исчезновение. Кто влияет на культуру - тот является властителем дум, и, в конечном счете, определяет политику государства. В подтверждение данного тезиса стоит привести слова из выступления председателя КГБ Ю.В. Андропов на одном из Пленумов ЦК КПСС в 1973 г., в которых он приводил цитату сотрудника американской разведки, одного из руководителей "Комитета "Радио свобода": "Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным".

Элита, не важно - культурная или политическая, составляет культурное ядро общества. Без настоящей правящей элиты управление страной невозможно. Лишенное настоящей элиты общество, государство или политическое движение обречено на провал. Без элиты, без ядра - невозможна реализация любого дела или замысла. Политическая элита выбирает президентов и монархов, она же их и убирает, без нее не принимается ни одного важного государственного решения. Элита не только формирует, но и выражает вкусы и интересы масс. Историк А. Тойнби в своих работах приходит к выводу, что глубокие преобразования начинаются благодаря усилиям небольшой части общества, которую он назвал "творческим меньшинством". По его мнению, задача творческого меньшинства заключается именно в том, чтобы, "убедить нетворческую массу в необходимости изменений и повести ее за собой". Основная задача революции на первом этапе - определить, кто является элитой в том или ином обществе, кто составляет ее культурное ядро.

Бытующее в массовом сознании представление о том, что в демократических условиях широкие народные массы могут осуществлять властные функции и в полной мере участвовать в политическом процессе - глубоко ошибочно. На практике их участие ограничивается в выборах или в протестных акциях, которые являются лишь последствием тех или иных договоренностей или отсутствия компромисса внутри государственной элиты. Элиты во многих случаях определяют лицо любого общества, поскольку именно они формируют цели и перспективы его развития. Но самая главная функция элиты - определять культуру и идеологию общества. Элита делает это путем принятия стратегических решений - с использованием ресурсов государственной власти для их реализации.

Для понимания процессов реализации подрыва культурной гегемонии (культурной революции) обратимся к термину "политическая агентура". Использование противником специальных агентов, оказывающих воздействие на политику внутри государства, находило свое отражение в раннюю эпоху становления государств и в последующие исторические периоды. В XVII веке японский философ Огю Сорай говорил: "Когда местные жители не получают от противника (то есть от своих властей) чинов и жалования, чувство долга у них очень слабое. Если обласкать их своими милостями, они, привлеченные этими милостями, расскажут о слабых и сильных местах противника. Низменных из них можно прельстить деньгами и драгоценностями; другим можно внушить, что они и есть те самые правители, которые в случае, если они будут у власти, станут полезны для народа". Очень часто для нужд культурной революции необходима политическая агентура, которая способна выполнить программу по разрушению культуры, образования и традиционных ценностей государства. Именно "политическая агентура" исполняет роль основных агентов реформирования общества для реализации институционального сдвига. Представители политической агентуры претворяют в жизнь один из главных этапов культурной революции - крушение культурного пласта, на котором держится государство. Такая политическая агентура была во времена перестройки СССР. Именно благодаря ей удалось в кратчайшие сроки поменять идеологию, моральные и этические ценности советского народа. В понимании политической агентуры - морально все, что соответствует интересам внешней управляющей силы, все что эти интересы ставит под сомнение - аморально и незаконно. Проникновение политической агентуры в органы государственной власти может осуществляться по нескольким направлениям, в зависимости от политической и социально-экономической конъюнктуры:

Во-первых, это мирный способ проникновения, например в парламент государства. Для этой цели внешняя управляющая сила финансирует специально созданные политические партии.

Во-вторых, осуществляется скрытое финансирование перспективных государственных чиновников и политических лидеров.

И уже, в крайнем случае - в качестве последнего инструмента - используется реализация сценариев "цветных революций".

Как известно, в конце 1980-х в Советском Союзе произошла культурная революция "сверху". Был изменен государственный политический строй, идеология, культура. Эффективность разрушения во многом определялась тем, что партийно-государственная элита СССР выступала уже в союзе с противниками государства, так как получала от них большие интеллектуальные, культурные и технические ресурсы.

Западные стратеги и политтехнологи "холодной войны" отдавали себе отчет в том, что основу главного противника на мировой арене - советского государства составляет его партийный аппарат. Продвижением этой идеи внутри истеблишмента США активно занимался один из авторов внешнеполитической американской доктрины "сдерживания" Дж.Кеннан. В одном из своих донесений он отмечал: "В России партия стала крупнейшим, а в настоящий момент и высшим аппаратом диктаторского администрирования, превратившись в то же время в источник эмоционального вдохновения. Поэтому внутренняя крепость и постоянство движения не могут рассматриваться как гарантированные". Именно поэтому разложение внутригосударственной системы управления СССР стало одной из основных задач Вашингтона на будущие десятилетия. Изучив доскональную структуру КПСС, характер отношений между сотрудниками, их психологию, способ отбора и прочее, западные планировщики пришли к выводу, что разрушить советское общество можно только "сверху" - путем разрушения партийного аппарата. Причем начать это разрушение необходимо с самого высшего уровня.

Касаясь вопросов экспорта культурных революций в виде "цветных сценариев" или государственных переворотов, важно отметить несколько условий. Культурная революция достаточно длительный процесс. Воплощением данной революции занимается политическая агентура, наделенная определенными привилегиями. При этом в реализации культурной революции принимают участие несколько поколений. При долговременной стратегической комбинации, политическая агентура, участвующая в культурной революции, разделяется на актуальную (играющую отведенную роль на текущем этапе) и перспективную (ту, которая придет ей на смену). Лица, выполняющие подобные функции, получают определенную подготовку и продолжают дело предшествующих групп по тем же правилам. Для успешного проведения революции "сверху" важно, чтобы политические структуры государства были подвержены различным влияниям внутри общества, политическим и неполитическим. Тогда они будут подвержены и влиянию извне. В этом случае, по мнению Самуэля Хантингтона, "в них легко проникают агенты влияния, группы и идеи из других политических систем"…В некоторых случаях, режим может быть свергнут путем просачивания в страну нескольких агентов и небольшого количества оружия. В других случаях свержение может произойти в результате обмена несколькими словами и несколькими тысячами долларов между иностранным послом и горсткой недовольных полковников".Внедрение политической агентуры в органы власти возможно только тогда, когда неустойчивы политические структуры государства. Политическая агентура в зависимости от ситуации вербуется и внедряется в ткань государственных институтов, но этот процесс происходит постепенно. В разных ситуациях на это уходит от нескольких месяцев до нескольких лет. Внешняя управляющая сила только в самых крайних случаях идет на грубый прямой подкуп своей будущей политической агентуры. Политическая агентура постепенно и планомерно взращивается, получая крупные гонорары за книги в зарубежных издательствах, чтение лекций, ведение политической деятельности, осуществление научно-экспертных разработок и т.д. В результате ей прививаются необходимые ценности, которым в дальнейшем необходимо строго соответствовать. Обычно Соединенные Штаты Америки следуют традиционной схеме и находят в стране оппозицию или перспективных политических лидеров. Политическая агентура проходит обучение, в дальнейшем получает финансирование от внешней управляющей силы и содействие в продвижении в органы государственной власти, опираясь на политическое и финансово-экономическое влияние своего патрона. Происходит погружение в западную культурно-политическую парадигму, солидаризация с деструктивными внешними тезисами, которые не воспринимаются агентурой влияния как губительные для Отечества. По мнению директора РИСИ, генерал-лейтенанта в отставке Л.Решетникова: "Реальных агентов влияния серьёзного уровня в мире не так много, как принято считать. Принятие или непринятие серьёзных стратегических решений не в интересах своей страны в основном инициируется, скажем так, идейными агентами. Это те наши чиновники, которые оказались в отечественном высокопоставленном кресле, но душой они на Западе". И уже затем они осуществляют культурные, политические и социально-экономические преобразования в государстве - жертве "культурной агрессии". Общеизвестный факт - после распада Советского Союза множество способных, одаренных и талантливых молодых людей из Российской Федерации и стран СНГ отправились в Европу и США для повышения квалификации в области "политологии", "международных отношений, "социологии" и множества других наук. Сегодня эти эксперты, прошедшие стажировку на Западе, формируют основное ядро гуманитарного научно-экспертного сообщества. А многие даже заняли ведущие места в бизнесе, политике и культуре. В итоге взращенная политическая агентура поддерживает или осуществляет государственный переворот, реализуя на практике один из множества сценариев "цветных революций".

Культурно-информационные технологии, которые используются для подрыва культурной гегемонии, в отличие от арсенала средств для ведения традиционной военной агрессии, направлены на капитуляцию ментальной сферы народов, их самосознания и культурно-цивилизационной матрицы. Борьба за преобладание над культурным пространством велась во все времена, но современное когнитивное оружие способно без привлечения больших ресурсов и издержек осуществить культурную агрессию против самых сильных и развитых государств. Страна - жертва культурной агрессии в силу мягкого и седативного воздействия, оказываемого в течение долгого времени, теряет иммунитет и не замечает последствий деструктивных технологий. Разрушение социокультурной идентичности, девальвация морально-нравственных устоев и ценностей становятся фундаментом для реализации государственного переворота. По словам профессора РАНХиГС Олега Митрошенкова: "Безболезненность восприятия информационной агрессии массовым сознанием достигается тем, что она преподносится как восхождение по пути прогресса, как цивилизационная замена архаично отсталого социума более развитым, стоящим на более высокой ступени. Особенность информационного воздействия состоит в том, что в результате элита страны - жертвы передает контроль над стратегически важными ресурсами агрессору совершенно добровольно, поскольку это шаг воспринимается как прогрессивное движение вперед, овладение "новым мышлением", укрепление основ демократии, обеспечение прав человека, построение правового государства и т.д."

Советский Союз был разрушен, хотя на тот момент не участвовал в глобальной и разрушительной войне, вместо этого был осуществлен подрыв культурной гегемонии. Михаил Горбачев и его политика "гласности" стали инструментами культурной агрессии внешней управляющей силы, к которой не было готово не только советское общество, но и партийная "верхушка" и государственно-номенклатурная элита. У советских людей отсутствовал иммунитет к массированному и управляемому извне информационному воздействию. На фоне стоящих перед Россией угроз, как никогда актуальна работа по формированию неприятия у граждан нашей страны подрывных идей и ценностей, закамуфлированных под демократические требования и гражданские свободы. Сохранение культурной гегемонии российского государства необходимо для устойчивого и эффективного развития российского общества, государственных институтов, эффективной реализации внешней и внутренней политики, основанной на национальных интересах Российской Федерации.

 

Никита Данюк,
заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

Источник: Антимайдан