Русский Русский

ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ

Сирийская повестка и информационный лифт

Намедни Григорий Явлинский форсировал запуск общероссийской кампании "Время вернуться домой". Как рассказал руководитель пресс-службы "Яблока" Игорь Яковлев, партия приступила к сбору подписей в 50 российских городах. Смысловой посыл сведен к выступлениям с требованием прекратить выделять федеральные средства "на внешнеполитические амбиции и авантюры, в том числе войну в Сирии". Например, в ходе встречи с жителями Рязани Явлинский привел данные, согласно которым российские власти за полтора года потратили на военные действия на Ближнем Востоке около 100 миллиардов рублей. "Это 12 годовых бюджетов Рязанской области, 12 лет жизни большого полумиллионного города", - заявил он. Лидер "Яблока" также акцентировал внимание на том, сколько Россия потеряла денег из-за санкций. По его оценкам, эта сумма оценивается в 9,5 триллиона рублей. Тут просматривается прозрачный намек на события "Крымской весны", открыто осудить которые политик, похоже, не может.

Интересно, что в ноябре 2015 года Г. Явлинский фактически высказывался за участие России в конфликте в Сирии, но в рамках широкой международной антитеррористической коалиции, возглавляемой США. Кроме того, его позиция вторила риторике западных представителей, чего он, собственно, сам не скрывал: "Россия, вступая в сирийский конфликт, предложила создать некую заведомо нереалистичную новую коалицию с участием ближневосточных государств и курдов, однако фактически действует в альянсе с Асадом, Ираном и "Хезболлой". Россия всячески старается показать свое негативное отношение к коалиции США, европейских, ближневосточных и иных государств. В свою очередь, представители этой коалиции неоднократно заявляли о том, что Россия с их точки зрения не занимается борьбой с ИГИЛ (группировка запрещена в РФ), что у нее иные военные и политические цели. Если верить военным специалистам и экспертам, мы с ИГИЛ-то пока почти и не воюем, в отличие от французов..."

На официальном сайте Г. Явлинского раскрывается его полная солидарность с коллективным Западом. "Это слишком далеко от российских национальных интересов (прим. автора - всего около 1500 км) Мы считаем, что противостояние суннитов и шиитов - это не то поле, где Россия должна вмешиваться, используя свои вооруженные силы. За время военной операции в Сирии России удалось лишь законсервировать режим Асада. Зачем сирийский диктатор нужен России? В том-то и дело, что не нужен. Зато нужен он Путину, так же как ему необходим был режим Януковича. Путин понимает, что это родственные режимы и уход их со сцены приближает конец российской авторитарной модели, то есть следующий - он сам. Кроме того, удержание Асада у власти - это еще и попытка доказать, что нежизнеспособный, бесперспективный, по сути, режим может сохраняться вопреки ходу истории, что такое в принципе возможно. Вместо этого Россия должна стать частью международной антитеррористической коалиции" . Оставляя в стороне тему глубины внешнеполитического и внутриполитического анализа, что-то здесь все равно не сходится. Видимо, в условиях дружественного взаимодействия с западной коалицией действия России трактовались бы в рамках национальных интересов, а финансовые затраты окупались бы борьбой "с сирийским диктатором". Как говорят в народе: или штаны наденьте, или крест снимите.

Теперь про деньги. Откуда взялись эти страшные для обывателя 100 млрд рублей? Согласно оценке президента России Владимира Путина, затраты на сирийскую операцию по состоянию на март 2016 года, составили 33 млрд рублей. Как отмечали эксперты-экономисты в РБК, такие данные сопоставимы с их расчетами, по которым на Сирию ушло минимум 38 млрд рублей.

Это затраты на проведение операции в течение 6 месяцев. К сегодняшнему дню прошел уже 21 месяц. Используем множитель 3,5 и получаем чуть больше 100 млрд рублей, конечно, без учета реальной интенсивности операций, первоначальных затрат на перемещение и обустройство инфраструктуры. Такими подробностями, судя по всему, у серьезных экономистов считается возможным пренебречь.

Теперь возьмем относительные оценки. "Я бы назвал эти действия расширенными долгосрочными учениями, поскольку задействованы только воздушные силы, обслуживающие контингент. Это не такая дорогостоящая операция", - заявил глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин . Важный момент - затраты на операцию в Сирии не выходят за рамки бюджета Минобороны. "Никакой связи, никакой нагрузки на бюджет России сирийская операция не дала, поскольку она полностью финансируется за счет бюджета Министерства обороны. В рамках перераспределения отдельных статей военного бюджета (часть средств) концентрируется на сирийскую операцию, за счет урезания других менее значимых статей военного бюджета", - отметил главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Если брать открытую часть бюджета Министерства обороны России, то в 2016 году на национальную оборону планировалось потратить сумму в объеме 3 трлн 145 млрд 90 млн рублей. В этой связи даже необъективная и ничем не подтвержденная цифра 100 млрд рублей кажется "каплей в море", тем более расходы по данной части предусмотрены оборонным ведомством.

Кстати, львиная доля этих затрат идет на оснащение армии современным вооружением, как это ни странно, отечественного производства. То есть в данном случае Минобороны становится мощным "нацпроектом" по подъему российской промышленности, созданию рабочих мест, выплаты зарплат и так далее. Дополнительным поводом и важным элементом этого нацпроекта является сирийская операция. Причем модернизировать армию и флот России удается при гораздо меньших затратах, чем, например, в США. "Наши расходы на оборону в 11 с лишним раз меньше, чем в Соединенных Штатах, а по сравнению с Китаем составляют одну треть", - отметил Министр обороны Сергей Шойгу.

Теперь вернемся из сферы цифр в мир идей. Вообще-то, дело вовсе не в каких-то "внешнеполитических амбициях", а в крайней жизненной необходимости борьбы со вполне материальными бандитами. Транснациональный терроризм давно перешел границы суверенных государств и стал универсальным инструментом "гибридной агрессии". Так что мирно и тихо отсидеться "по домам" ни у кого не получится. Особенно это касается России, имеющей собственный трагический опыт борьбы с "шайтанами" на своей территории, финансирование которых велось зарубежными выгодоприобретателями.

Получается, что либеральная прозападная оппозиция своими провокационными заявлениями толкает государство и народ к тому, чтобы не бороться с этим злом "на дальних рубежах", а ждать, пока оно вновь придет в наш дом? И это все обосновывается лишь потерями в денежном эквиваленте?

В отношении потраченных для успешной борьбы с терроризмом денег, как и в отношении любых средств, выделяемых государством по другим схожим направлениям, можно сказать, что их, наверное, лучше было бы вложить в строительство инфраструктуры, детских садов и школ. Тезис один из излюбленных, поскольку апеллирует к объективному первостепенному значению социальной сферы, призван показать населению якобы безответственный подход власти в отношении целевых расходов.

Однако задумывался ли кто-то о том, что в случае с терроризмом страшные последствия несут иной - полный и необратимый характер (людские страдания и невосполнимые утраты), нежели денежные потери, которые всегда можно восполнить. Сколько соотечественников, детей и женщин погибло в ходе терактов в России (вспомним "Норд-Ост", Беслан, Питер)?

Те, кто заявляют о "ненужных" тратах России на военную операцию в Сирии, насилуют здравую логику, не учитывая цели и задачи, а также конкретные результаты выполняемой работы. Они состоят в том, что Россия, действуя в связке с ответственными партнерами и союзниками, за относительно небольшой промежуток времени (с учетом немногочисленной военной группировки) смогла переломить критическую ситуацию в регионе, подорвать основные каналы "подпитки" террористов, разрушить их инфраструктуру, упрочить позиции законного сирийского правительства, уничтожить и деморализовать тысячи бандитов. Бухгалтерская логика полностью не работает, когда речь идет об обеспечении национальных интересов и безопасности - как собственной, так и глобальной - поскольку эти категории, так же как и повышение имиджа и роли России в мире не поддаются финансовым подсчетам.

Хотя в связи с эффективными действиями, оцененными мировым сообществом, России удалось нарастить экспорт отечественного оружия и усилить военное присутствие в самом регионе, что также должно быть оценено и принято во внимание. "Портфель заказов Рособоронэкспорта в настоящее время составляет 45 млрд долларов, что позволяет загрузить предприятия оборонного комплекса на три года непрерывной работы. В 2017 году контрактов будет больше, чем в 2016 году", - сообщил директор по международному сотрудничеству и региональной политике госкорпорации "Ростех", глава объединенной делегации корпорации и АО "Рособоронэкспорт" В. Кладов . Спрос на российское оружие с началом операции ВКС РФ в Сирии ощутимо вырос. В жестких ближневосточных условиях продукция отечественного ОПК (включая программное обеспечение крылатых ракет и ГЛОНАСС) подтвердила высокую надежность и эффективность. В 2015 году Россия экспортировала вооружений на 14,5 млрд долларов. Портфель заказов достиг рекордной с 1992 года суммы - 56 млрд долларов. Преобладающая доля поставок - высокотехнологичная авиационная продукция и системы противовоздушной обороны. В портфеле Рособоронэкспорта заказов авиатехники - на 18 млрд долларов, средств ПВО - на 9 млрд долларов.

Больше того, военная кампания России в Сирии застала врасплох не только боевиков ИГИЛ, но и разведывательные службы и аналитиков Запада, не ожидавших от Москвы подобной решительности, а самое главное результативности и мастерства в сложных "полевых условиях".

Теперь даже США, практически безрезультатно воюющие в составе широкой так называемой антитеррористической коалиции, вынуждены признать этот факт. При этом важно, что даже американские разведчики отмечают низкозатратность операции России на фоне параллельных значительных успехов (что противоречит раскручиваемым тезисам несистемной оппозиции). Так, в докладе разведки "Оценка глобальных угроз" указано: "Москва продемонстрировала, что она может поддерживать незначительные силы при высоких темпах операций в свободном, экспедиционном формате, минимизируя российские потери и экономические издержки. Москва, скорее всего, воспользуется своим вмешательством в Сирию в совокупности с попытками извлечь выгоду из опасений об усилении ИГ и угроз экстремизма для укрепления своей роли на Ближнем Востоке".

Кроме того, Россия смогла в определенной степени обезопасить свой народ и страну от тех бандитов-наемников, кто выехал воевать на Ближний Восток, а затем мог вернуться обратно. Как заявил Сергей Шойгу в марте 2016 года: "На территории Сирии уничтожено более двух тысяч бандитов, выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров. Наша авиация уничтожила 209 объектов нефтедобычи, переработки, перекачки топлива. Также 2912 средств доставки нефтепродуктов", - сказал Шойгу на встрече с президентом Владимиром Путиным. Он добавил, что с помощью российской авиации сирийские войска освободили 400 населенных пунктов и более 10 тысяч квадратных километров территории".

В этих условиях очень странно, что граждан страны, которым международный терроризм объявил настоящую войну, призывают отказаться от ответных действий и адекватного силового реагирования под соусом финансово-экономических издержек.

История (в том числе 90-е годы в России) не раз демонстрировала, что "зарывание головы в песок", слабость перед террористическими вызовами и опасностью напротив лишь развязывают бандитам руки, создают благоприятные условия для массовых убийств и терактов, страдания ни в чем не повинных граждан. Эти страшные атаки наносят несоразмерно больший ущерб, чем превентивные действия по уничтожению террористов "на дальних подступах".

Однако, видимо, этого не понимают те, кто привык мерить все лишь рублем и долларом и так рьяно выступает против действий России по борьбе с этим транснациональным злом. Или понимают?

Все более очевидно, что удивительная риторика, которую сегодня можно услышать от представителей так называемой несистемной оппозиции, о гигантских финансовых потерях России в связи с проведением операции в Сирии обусловлена не их заботой о народе и государстве, а попытками манипулировать общественным сознанием в собственных узкополитических и ситуативных интересах. Новости из Сирии находятся в топе информационной повестки, в отличие от новостей о предвыборной агитации непарламентских партий вождистского типа, чей уважаемый возраст является единственным их достижением в общественно-политической палитре современной России. И тут, конечно, поможет информационный лифт.

И последнее. Примечательно, что ровно те же политические силы призывали к немедленному прекращению контртеррористических действий на Кавказе лет так 15 - 20 назад. Похоже, что старые наработки, образы и тексты решили использовать вторично в расчете на то, что значительная часть целевой аудитории не помнит или вообще в силу, например, возраста никогда не знала о тех заявлениях, выступлениях, призывах.

 

Дмитрий Егорченков,
директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

Источник: Антимайдан