Русский Русский

ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ

Георгий Филимонов о нефтяном драйвере геополитики

"Арабская весна" явила миру не только серию государственных переворотов, но и борьбу за мировой рынок нефти, меняя политический и экономический ландшафт на Ближнем и Среднем Востоке. Отныне страны Персидского залива вынуждены действовать с оглядкой на Россию, которая в декабре 2016 года обогнала Саудовскую Аравию и США по объемам нефтедобычи. На долю России пришлось 10,49 млн баррелей в сутки, саудовцы произвели 10,465 млн, а американцы - 8,94 млн. В январе 2017 года российские промышленники увеличили отрыв от конкурентов до 10,9 млн баррелей, пожиная плоды от растущих цен на нефть.

После изнурительной схватки за долю на глобальном рынке стороны пошли на перемирие: страны ОПЕК обязались в первом полугодии 2017 года снизить производство на 1,2 млн баррелей в сутки, до 32,5 млн баррелей, а независимые производители - на 558 тыс. баррелей, из которых только 300 тыс. баррелей обещает обеспечить Россия. Щедрый жест Москвы успокаивает Эр-Рияд, который стремится увеличить цены до $60 за баррель. Ведь речь идет о десятках и даже сотнях миллиардов долларов дополнительного дохода, которые помогут залатать дыры в бюджетах аравийских монархий.

Однако дело не ограничивается финансовой выгодой. Катар и его союзники из Персидского залива пытаются наладить политический диалог с Россией. Для этого они заключают инвестиционные сделки с Россией. Первой на очереди оказалась "Роснефть", которая реализовала за 10,2 млрд евро 19,5% своих акций, обладателями которых стали швейцарский нефтетрейдер Glencore и катарский суверенный фонд Qatar Investment Authority. Владельцем проданных государством акций "Роснефти" стала QHG Shares Pte. Ltd., зарегистрированная в Сингапуре. С учетом того, что крупнейшим инвестором в Катаре с конца 1970-х годов является рокфеллеровская корпорация ExxonMobil, вряд ли Qatar Investment Authority действовал в России без согласования с администрацией США и главным управляющим ExxonMobil Qatar Алистером Рутледжем. Не говоря уже о государственном секретаре США Рексе Тиллерсоне, который ранее был председателем совета директоров ExxonMobil.

Впрочем, здесь нет ничего удивительного, поскольку именно ExxonMobil Qatar - партнер государственной корпорации Qatar Gas в проекте Barzan, затраты на который составляют $10 млрд. По итогам разработки месторождения внутренний рынок эмирата получит до 1,4 трлн кубических футов газа. Так что позиции американцев непоколебимы. Бизнесу благоприятствует и "твердая рука" Пентагона. Стоит ли напоминать, что основная база ВВС США "Эль-Удейд" расположена в 28 километрах от Дохи, где также находится штаб ВВС Центрального командования США.

Есть еще нюансы, на которые следует обратить внимание. Дело в том, что кредитное плечо для сделки предоставляет крупнейший по капитализации банк Италии - Intesa Sanpaolo. История холдинга развивалась следующим образом: банк Intesa Sanpaolo появился на свет в результате слияния Banca Intesa и Sanpaolo IMI, которое состоялось в 2007 году, за считанные месяцы до мирового финансово-экономического кризиса. Banca Intesa - продукт слияния ломбардского банка La Cassa di Risparmio delle Provincie Lombarde (CARIPLO) и Banco Ambrosiano Veneto (Банк Святого Амвросия, который в 1989 году объединился с Католическим банком Венеции - Banca Cattolica del Veneto). Что касается самого Banco Ambrosiano, то его акционерами (помимо Ватикана) также являются ротшильдовский Crédit Agricole и рокфеллеровский Citibank Italia. Обратимся теперь к Sanpaolo IMI. Речь идет о совместном предприятии, объединившем в 1998 году два старейших банка Ватикана - Istituto Bancario San Paolo di Torino и Istituto Mobiliare Italiano.

История Intesa Sanpaolo заслуживает пристального внимания, поскольку участие банка в сделке "Роснефти" с Glencore и Qatar Investment Authority говорит о признании финансовой аристократией США и Евросоюза позиций России на глобальном нефтяном рынке. Вот как прокомментировал сделку с "Роснефтью" сам управляющий Intesa Sanpaolo Антонио Фаллико, выступая 28 февраля на инвестиционном форуме в Сочи: ""Роснефть" - очень надежный партнер, поэтому мы не привлекаем другие банки. Мы спокойны, пока спокойны". Таким образом, Фаллико отказался от синдицированного кредита, который предполагал участие других международных банков в предоставлении катарцам и швейцарцам 5,2 млрд евро на приобретение акций. Примечателен сам факт того, что катарцы прибегают к услугам Intesa Sanpaolo, а не используют собственные средства; Доха не может действовать в одиночку, поскольку на повестке стоит вопрос мировой политики. Причем, несмотря на то, что совокупные долларовые авуары стран Персидского залива оцениваются в $3 трлн.

Инвесторы присматриваются и к другим ценным активам. Так, гендиректор Qatar Investment Authority Абдалла Бен Мохаммед Бен Сауд Аль Тани выделил в феврале этого года $2 млрд на покупку доли в совместном проекте с компанией "Новатэк". "Еще 2 млрд долларов были направлены на развитие проектов по линии "Новатэк" ("Ямал СПГ") и других", - уточнил ТАСС посол России в Катаре Нурмахмад Холов. Привлеченные средства позволят "Новатэку" приблизиться к заветной цели - догнать Катар по СПГ-мощностям. Председатель правления компании Леонид Михельсон сообщил прессе: "Наша стратегия будет направлена в первую очередь на увеличение нашей доли на рынке СПГ. Уже наш второй проект СПГ даст в сумме около половины всех СПГ-мощностей Катара. По объему это уже целая стратегия! Но наша стратегия также будет направлена на сохранение нашей доли на внутреннем рынке газа и загрузке наших существующих мощностей по переработке жидких углеводородов. Мы также рассматриваем вопросы по газохимии и переработке газового конденсата в проекты с высокой добавленной стоимостью".

Санкционный режим, введенный бывшим президентом США Бараком Обамой в отношении России, превратился в фарс. Доказательством тому служит покупка ближневосточными инвесторами 12% акций компании "Вертолеты России", которая составила $300 млн. Интрига усилилась после того, как о сделке стало известно в один день с покупкой Qatar Investment Authority доли в "Ямал СПГ". Любопытное совпадение. Американский и европейский бизнес вкладывает в Россию через своих союзников из стран Персидского залива, минимизируя возможные юридические риски и штрафы.

Россию это устраивает - привлечение зарубежного бизнеса позволяет уравновесить разнонаправленные интересы геополитических игроков, которые с ревностью наблюдают за действиями ВКС России в Сирии.

 

Георгий Филимонов,
директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН,
д.полит.н., член Изборского клуба

Источник: Антимайдан