Русский Русский

ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ

Единая Европа скоро может распрощаться со своей пресловутой солидарностью

Единство европейского сообщества, как внутри самого ЕС, так и за его пределами, все чаще ставится под сомнение многими экспертами. Центробежные силы в Европейском союзе начинают играть все более серьезную роль, нанося непоправимый ущерб не только наднациональным бюрократическим структурам, но и самой идее единой Европы, которая была одним из наиболее эффективных инструментов в руках глобалистов.

Проблемы ЕС носят комплексный характер, из-за которых европейская интеграция переживает самый острый кризис с момента своего образования. Составными элементами текущего кризиса являются финансово-экономические проблемы ЕС, которые после финансового кризиса 2008 г. стали только увеличиваться, миграционный кризис и как следствие обострение межнациональных и межконфессиональный противоречий, а также резкое увеличения симпатии простых европейцев к правым политическим силам, которые считают, что политика Брюсселя абсолютно не соответствует национальным интересам их государств и простых европейцев.

Центробежные процессы в некогда единой Европе со временем будут только усиливаться. Политическая и экономическая турбулентность обнажила слабость европейских институтов, которые больше не в состоянии справиться с кризисной ситуацией. Еще в 2014 г. под прессом миграционного давления многие страны заговорили о возможном выходе из ЕС. Но дальше всех в этом процессе пошел один из ключевых европейских игроков, Великобритания, которая первой не на словах, а на деле провела всенародный референдум по вопросу выхода из Европейского союза. Результаты "Brexit" стали неприятной неожиданностью для всего западного политического истеблишмента. Победа евроскептиков определила тренд во внутренней и внешней политике многих государств ЕС на ближайшие годы. Политические силы, ориентированные на выход из Европейского союза получают все больше поддержки со стороны коренных европейцев. Победа британских евроскептиков - это реакция консервативной и традиционалистской Европы на навязывание глобалистами нелиберальных догматов в политике, экономике и культуре, которые превратили Европу в масштабное поле для социокультурных экспериментов. Главным триггером Brexit’а предсказуемо стал именно общеевропейский миграционный кризис.

Политика бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона была направлена на увеличение роли Лондона во внутриевропейских делах, а референдум по "Brexit" стал попыткой получить необходимый кредит доверия от населения на сохранение политического курса, предложенного лидером британских тори. Но народ Великобритании пошел другим путем и высказался за закрытие границ от миграционного потока из континентальной Европы. Обновленное британское руководство во главе с новым премьер-министром Терезой Мэй начало выработку курса на выход страны из ЕС. Ожидается, что Лондон подаст официальную заявку на выход из ЕС уже в январе-феврале 2017 г. Это не приведет Великобританию к изоляции от единой Европы, однако создаст опасный прецедент для других стран Евросоюза, ведь - создание действенного механизма выхода из ЕС грозит усилением позиций евроскептиков в других европейских странах, что может спровоцировать эффект домино.

Кроме Великобритании серьезный когнитивный диссонанс в умы брюссельской бюрократии вносят действия так называемой Вышеградской четверки - Польши, Чехии, Словакии и Венгрии. Страны из Центральной и Восточной Европы имеют отличную от стран-основательниц позицию по решению текущих проблем Союза. Например, в вопросе решения миграционного кризиса, Вышеградская четверка не поддерживает инициативу Германии и Франции по вводу квот для распределения миграционной нагрузки среди всех стран ЕС, напротив, они выступают за немедленное закрытие своих границ.

В силу своего географического положения наибольшие потери от наплыва мигрантов из всех стран Вышеграской четверки несет Венгрия, через территорию которой проходят большие потоки беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, набравший популярность среди венгерских избирателей благодаря своей правой популистской риторики, последовательно выступает за передачу этого вопроса на национальный уровень, что вызывает полное непонимание со стороны Брюсселя и европейской политической элиты. Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн в своем интервью газете Die Welt даже призвал исключить Венгрию из Евросоюза за "массированное нарушение" его ценностей. Однако официальный Будапешт никак не отреагировал на подобный выпад.

При этом Франция и Германия настаивают на немедленном реформировании единой наднациональной системы, заключающемся в расширении полномочий наднациональных органов.

С начала финансового кризиса 2008 г. ряд стран Южной Европы сталкиваются с серьезными проблемами в области макроэкономической политики. В 2012-2015 гг. долговой кризис охватил Кипр и Грецию. В итоге, в 2013 г. на Кипре был ликвидирован Cyprus Popular Bank, второй банк островного государства, многие вкладчики потеряли свои накопления. В Греции долговой кризис начал развиваться еще в 2010 г., острая фаза кризиса пришлась на 2014-2015 гг. Евроструктуры предлагали Афинам широкий пакет помощи по преодолению кризиса, однако основным его условием было снижение текущих государственных расходов, к чему не оказалось готово греческое общество. В январе 2015 г. в результате парламентских выборов новым премьер-министром Греции стал Алексис Ципрас, который взял курс на отказ от плана помощи ЕС. В итоге, летом 2015 г. Греция была вынуждена объявить дефолт, не отправив финансовый транш МВФ. На сегодняшний день долги Греции превышают 300 млрд. евро, при этом не существует четкого плана действий, согласно которому Афины будут выплачивать эту сумму.

Примеры Кипра и Греции далеко не единственные - в преддефолтном состоянии пребывают Италия и Испания. Особое опасение вызывает Италия, третья экономика еврозоны. Маловероятно, что средства европейских налогоплательщиков смогут спасти Рим в случае стремительного развития кризиса. Таким образом, в Евросоюзе полностью отсутствует общий стратегический план по выходу из финансового кризиса. Страны Южной Европы, активно живущие в долг, выступают категорически против начала жесткой фискальной политики, на которой настаивает крупнейшая экономика Европы - Германия.

Еще в сентябре 2016 г. на саммите ЕС в Братиславе канцлер Германии А. Меркель заявила, что ЕС находится в "критической ситуации". Миграционный и долговой кризисы ставят под сомнение перспективу дальнейшего развития Евросоюза, его лидеры не способны предложить системную программу, которая удовлетворила бы все страны-участники объединения. Некогда единая Европа стоит на пороге глобальных перемен, которая с возможным приходом в 2017 году во власть альтернативных политических сил в лице Марин Ле Пен во Франции или консервативной и евроскептической политической партии "Альтернатива для Германии" в ФРГ может распрощаться с "европейской солидарностью" окончательно.

 

Никита Данюк,
заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

Источник: Федерал Пресс